Алексей Ловчев. Интервью.

«Был бы американцем — сидел бы с олимпийским золотом. Но я русский и меня убрали». Жесткие слова Алексея Ловчева

Владимир Иванов
Владимир Иванов. Обозреватель
Алексей Ловчев
Алексей Ловчев. Фото AFP

Сильнейший человек планеты вернулся на помост после четырехлетней дисквалификации.

Очередным гостем Владимира Иванова в прямом эфире Instagram стал известный тяжелоатлет Алексей Ловчев. В 2015-м российский супертяж произвел настоящий фурор на чемпионате мира в Хьюстоне — он не просто победил в самой престижной категории, но еще и побил два мировых рекорда (в толчке и в двоеборье, который стоял долгих 15 лет). Фактически стал самым сильным человеком в истории.

Алексей Ловчев. Интервью.

Увы, потом пришли грустные новости — запрещенный ипаморелин и четырехлетний дисквал. Спортсмен с ним категорически не согласен. И в интервью аргументированно объяснил почему. Кстати, этой зимой Алексей вернулся на помост. И уже успел установить рекорд России в рывке.

Мировой рекорд: рад, что парню из деревни удалось поднять такие килограммы

— С какими мыслями ехали на ЧМ-2015?

— Еще на ЧМ-2014 я был в шикарнейней форме. Хотел побить мировой рекорд в рывке. Начал с 205 кг — и… забаранил. На тренировках рвал этот вес как пустую штангу. Сил было вагон. Не могу объяснить, что тогда случилось. В планах были 215 кг. Потом выиграл толчок с отличным результатом.

Но в 2015-м ехал только побеждать. Не было никаких сомнений, что выиграю.

— Так и вышло.

— Словами не передать, как шикарно все прошло. После второй попытки было понятно, что все три золотые медали у меня. Но оставался еще подход. Отец говорил про 263 кг — это был бы рекорд по сумме двоеборья. Но я хотел 264 кг — это еще и рекорд мира в толчке. Подхожу — толкаю. Вау! Это было невероятно. Столько людей на штанге я никогда не видел. Даже в проходах стояли! Поднял ее — и зал начал скандировать.

— Этот мировой рекорд Резазаде — это же примерно как 9,58 Болта на 100 м? Стоял 15 лет! И все эти годы никто даже не мечтал побить его.

— У меня тоже этот результат не укладывался в голове. Но во время того подхода беру штангу на грудь, и первая мысль: «Охренеть как легко». Даже объяснить не смогу, насколько штанга живая. Вся гуляет, ходит, такая мягкая. Вытолкнул. Наверху, конечно, пришлось побороться. Вес огромный. Вроде держишь ее на вытянутых руках, а диски все равно играют. Кисти так выгнуло, что потом месяц вообще не мог штангу поднимать. Все связки на руках воспалились. Но это того стоило. Рад, что парню из деревни удалось поднять такие килограммы.

https://www.instagram.com/p/CALn1OinRFt/

— В легкой атлетике за мировой рекорд на ЧМ полагается 100 тысяч долларов. А в тяжелой?

— Ничего. Побил — и молодец. Там даже банкет был — американский.

— Скромный?

— Неприемлемо. С ЧМ в Алма-Ате сравнивать невозможно. Сосисочки пожарили — и все. Потом уже сами с ребятами в холле до утра пели песни.

— Вас же еще подарок ждал. Трансатлантический перелет в экономе для человека весом 140 кг — каково это?

— Туда я летел в «бизнесе». Доктор сказал, что, если 13 ч я просижу в экономе — о соревнованиях можно забыть. В итоге доплатил 105 тысяч. Потом мне их, кстати, вернули.

А вот полет обратно — это было невозможно. И так все тело стонало после соревнований, плюс больное колено, из которого мог пропустить ЧМ, а тут еще маленькое кресло. Для меня это был ад.

У них не было вариантов, кроме как дисквалифицировать меня. Иначе лабораторию лишили бы аккредитации

— Как и при каких обстоятельствах узнали, что вас обвиняют в нарушении антидопинговых правил на том ЧМ?

— Недели через две после возвращения. Рано-рано утром приехал отец. Сообщил. У меня просто слов не было. Шок полнейший. Что было дальше рассказывать очень долго.

— Если коротко, то вас обвиняли в запрещенном ипаморелине, а вы настаивали, что это схожий по составу, но разрешенный экдистен.

— Когда прислали пачку документов по пробе «А», Минспорта выделило нам ученого, который занимался пептидами. Он изучил все данные и сказал: «Да никакой это не ипаморелин. 100 процентов».

— Почему же?

— Если бы это был ипаморелин, в пробе были бы найдены метаболиты — частицы распада этого препарата. Их должно было быть, как минимум, три. Но ни в пробе «А», ни в пробе «Б» ничего не нашли.

Был еще ряд научных доводов. Например, концентрация тоже была маленькая. 0,1 нг. А по стандартам должно было быть 1.

— Что на это сказали в CAS?

— Никто не думал, что мы будем бороться так жестко. Мы ведь даже ездили в ту канадскую лабораторию с адвокатом Артемом Пацевым и тем ученым. Через 100 дней. На вскрытие пробы «Б». Согласно научным данным, через такой срок ипаморелина в ней быть уже не должно. Это свойство пептидов — они нестабильные вещества, которые растворяются в пробе, даже если она хранится при минусовой температуре.

У меня были все те же 0,1 нг. И никаких метаболитов!

https://www.instagram.com/p/B6bJ2iYHIXd

— Что на это сказали на суде?

— На суд, кстати, лично прилетела Кристиан Айотт — руководитель Монреальской лаборатории. Это нонсенс.

— Она обычно дает показания по видеосвязи.

— Да. Но у них не было вариантов, кроме как меня дисквалифицировать. Если бы они признали, что ошиблись, лабораторию лишили бы аккредитации. А именно она должна была руководить всей антидопинговой работой в Рио-2016.

Был, кстати, простой способ все проверить. Провести полный спектральный анализ этого вещества. Мы просили CAS дать нам возможность за свои деньги повторно вскрыть пробу «Б» этим методом. И на 100 процентов было бы понятно: да или нет.

— Чем они мотивировали отказ?

— «У нас нет никаких сомнений, что это ипаморелин. У лаборатории такая репутация, что ей нельзя не доверять». Да просто задача была — убрать меня.

Вернул золотую медаль, но считаю себя чемпионом мира-2015

— Из-за такого выступления на чемпионат мира?

— Русский парень установил два мировых рекорда перед Олимпийскими играми. И все шансы были выиграть в Рио. Они решили, что этого не надо допускать.

— А какая им разница — русский или грузин? Если бы за вами был канадец, другое дело.

— Разница большая. Мировая политика — такая штука.

— Если бы не было мировых рекордов — не было бы и положительной пробы?

— 100 процентов. Многие говорили, что зря я пошел на мировой рекорд перед Олимпиадой. Выиграл бы спокойно — и хорошо. Но ведь, может быть, такой шанс, когда все совпало, бывает у спортсмена только раз в жизни. И терять эту возможность нельзя.

— Сейчас жалеете, что пошли тогда на мировые рекорды?

— Я все правильно сделал.

— Если бы вы были американцем — спокойно выступали бы эти четыре года?

— Сидел бы уже олимпийским чемпионом.

— Вы считаете себя чемпионом мира-2015?

— Безусловно.

— Бобслеист Дмитрий Труненков, которого хотели лишить олимпийского золота Сочи, сказал: «Пусть они ко мне домой приедут и попробуют забрать эту медаль».

— Если спортсмен после дисквалификации не возвращает медаль — ему нельзя выступать на международных стартах.

— Труненков завершил карьеру после Сочи.

— Тогда все правильно сделал. Мои друзья штангисты, которых спустя много лет лишили медалей Лондона-2012, тоже не стали ничего возвращать. Я же перед окончанием дисквалификации отвез свою медаль в нашу федерацию. Они отправили ее в международную.

В ринг за миллион долларов? Несите перчатки

— Когда я поздравил вас в соцсетях после победы в Хьюстоне, вы ответили: «Спасибо, я просто хотел прославить нашу великую страну».

— То золото я завоевывал в первую очередь для России. Показал, где живет сильнейший человек в мире. В Америке поднимался наш флаг и играл наш гимн. У меня слезы были на глазах когда это происходило.

— Почему Россия — великая страна?

— Я патриот. Здесь все родное.

— По уровню жизни у нас лучше, чем в мире?

— Сложно сказать. Посмотрите, какие машины в Москве, да и в Центральной России. Не понимаю, откуда у людей столько денег. Как-то летом мы путешествовали с друзьями по Европе. Там мне показалось все бедновато. Машинки старые.

— В 2016-м вы стали советником губернатора Владимирской области. В чем заключались ваши обязанности?

— Спасибо родной области, что поддержала меня. Пробыл на этой роли года 1,5. Задачи? Куда посылали — там и работал. Покатался по региону. Решал какие-то вопросы.

https://www.instagram.com/p/BuWncCXhazF

— Летом 2016-го вам вынесли приговор: четыре года дисквалификации. Что было в голове?

— Кстати, если бы я не боролся до последнего, мне бы дали два года максимум. Но из-за разбирательств впаяли по полной. Разочарование и сейчас глубочайшее. Понял, что не все просто в мире спорта. Не всегда побеждает сильнейший.

Очень сильно мне помогла помощь Сергея Еремина и его фонда «Гераклион». Если бы не он — я точно завязал бы со штангой. Со всех ставок меня сняли, пришлось бы искать другую работу. Но он сильно поддержал и по-человечески, и дал возможность поддерживать форму в «Театре силы».

— Был же еще силовой экстрим. Тоже зрелищно. Там можно заработать?

— Да даже говорить стыдно. Вот проводятся «Богатырские игры» во Владимире. За первое место 50 тысяч. А это престижный всероссийский старт. А так в среднем — 20-30 тысяч.

— Один из самых известных стронгменов Михаил Кокляев недавно вышел за рамки силовых видов спорта. Как вам его бойцовская карьера?

— Не назвал бы это бойцовской карьерой. Он много достиг в силовых видах, но понимает, что там время уходит. Вот и решил заняться чем-то другим — поднять популярность, заработать.

— Есть ли хоть один шанс увидеть вас в ринге или октагоне?

— Вряд ли. Я же не боец. И не боксер. Все видели, что происходит, когда силач выходит против человека, который всю жизнь занимается единоборствами. Так что зачем? Хотя, смотря сколько денег предложили бы (улыбается).

— Миллион долларов.

— Несите перчатки.

Готовлюсь в Париж-2024

— После выхода из дисквалификации вы уже выступили на двух внутренних стартах. Как оно?

— Был сильно удивлен, когда увидел, сколько людей пришло в Питере посмотреть на меня. Никогда на внутренних стартах не видел столько народу. Спасибо всем, кто пришел! Установил рекорд России. Но, к сожалению, потом получил травму в толчке.

Но сил у меня полно, желание огромное, поддержка имеется. Так что буду готовиться дальше.

— На ставки после рекорда страны вас вернули?

— Пока нет. Обещали, но из-за пандемии все откладывается. Когда она закончится, надо будет пройти УМО. Тогда и поставят.

— В ЦСП, с учетом того, что вы в прошлом году не занимали призовых мест на международных стартах, ставка будет 30 тысяч?

— Да, не те деньги, ради которых можно гробить здоровье. Но я не из-за них возвращался.

— Мировые результаты за последние пять лет сильно выросли?

— Да, Лаша Талахдзе показывает невероятные результаты. Но между ним и остальными — просто колоссальная пропасть. Постараюсь показать, что и я еще что-то могу.

— Что для вас сейчас значат Олимпийские игры?

— Самая заветная мечта — выступить там. А если еще их выиграть — вообще космос.

— Летом вам исполнится 31. Понятно, что с Токио будет сложно. У России всего две лицензии, плюс непонятки с допуском. Готовы пахать еще четыре года, чтобы выступить в Париже-2024?

— А я туда и готовлюсь. Мне нужно будет выступить на шести международных стартах, чтобы пройти квалификацию. Настраиваюсь на это.

— Правильно понимаю, что больше за год до Олимпийских игр вы бить мировые рекорды не будете?

— Если силы будут — то буду.

— Не страшно?

— В руководстве Международной федерации многое поменялось. И я надеюсь, теперь все будут в более или менее равных условиях. А чтобы понять, что там происходило раньше, можете посмотреть фильм Хайо Зеппельта.

Владимир Иванов

Источник

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *