Честная История с Александром Усовским. Часть 20.

Балканы

честная история
Александр Усовский

Сегодня мы поговорим о жителях Югославии — страны, возникшей в результате Первой мировой войны, и о её жителях, которых мы огульно называем их югославами. Так они себя никогда и нигде не называют. И, тем более, не называли в марте сорок первого.

Бывшие подданные австро-венгерской империи – хорваты, словенцы и, частично, босняки – к своей новообретённой «родине» относились крайне скептически. Ибо, по их мнению, всю власть в Югославии захватили сербы – с каковыми у них в предвоенные годы были серьезные разногласия.

Честная История с Александром Усовским. Часть 20.
Часть 20

Хорватские националисты в 1934 году в Марселе убили своего короля Александра и французского премьер-министра Барту. За границей Югославии все годы существования этого государства действовали лагеря по подготовке хорватских боевиков – сначала в Италии, затем в Австрии и Германии. Кватерник, один из лидеров хорватских сепаратистов, был не только желанным гостем в Берлине – в Загребе у него хватало единомышленников и друзей, и большая часть населения Хорватии тайно или явно поддерживала национализм его усташей.

Поэтому главным оружием немцев в предстоящей возможной войне с Югославией были не танки и самолеты. Главной их силой был незаметный чиновник германского МИДа, штандартенфюрер СС Э. Везенмайер – человек, принесший Югославии гораздо больше горя и слез, чем все немецкие танки, вместе взятые.  В конце марта он был послан в Хорватию, где под его диктовку один из лидеров усташей (хорватских фашистов) Славко Кватерник написал «декларацию» о создании «независимого государства Хорватия».

Впрочем, деятельность Везенмайера по стимулированию хорватского сепаратизма легла на благодатную почву – югославские власти закрывали глаза на злоупотребления сербских чиновников в Хорватии, и очень долго сомневались в целесообразности предоставления этому краю автономии. Да что там злоупотребления чиновников! Даже накануне немецкого вторжения сербские офицеры не забывали штрафовать своих подчиненных за применение латиницы в корреспонденции и даже за подпись латиницей.

Посему дивизии, укомплектованные хорватами (а также словенцами, босняками, немецкими колонистами и македонцами) никак к боеспособным частям югославской королевской армии отнести в марте 1941 года было нельзя. По-настоящему сражаться с немцами готовы были лишь сербы – впрочем, в грядущей войне и этот тезис не нашел своего подтверждения.

20 марта 1941 года произошла ожидаемая сенсация – правительство принца Павла решило присоединиться к Тройственному пакту. Югославское общество в своём большинстве не приняло этого — 27 марта в Белграде совершился государственный переворот, к власти в Югославии пришли военные во главе с генералом Симовичем. Первым же действием этого военного правительства явился разрыв соглашения о вступлении Югославии в число «друзей и союзников» Третьего рейха. Немецко-югославская война стала фатально неизбежной.

27 марта, сразу же после совершившегося в Югославии переворота, в имперской канцелярии в Берлине Гитлер провел совещание с главнокомандующими сухопутными и военно-воздушными силами и их начальниками штабов – договор с принцем Павлом становился никчемной бумажкой, и требовался иной выход из создавшегося трудного положения. Иной – значит, военный. На этом совещании было объявлено о решении «сделать все приготовления для того, чтобы уничтожить Югославию в военном отношении и как национальную единицу».

В тот же день была подписана директива № 25 о нападении на Югославию. В ней указывалось, что «военный путч» в Югославии вызвал изменения в политической обстановке на Балканах и что Югославия даже в том случае, если она сделает заявление о своей лояльности, должна рассматриваться как противник, а поэтому ее необходимо разгромить. В дополнение к директиве № 25 верховное главнокомандование вермахта издало «Указания по вопросам пропаганды против Югославии» – агрессия против Югославии должна была представляться немецкими органами пропаганды как война только против правительства Сербии, которое «ориентировалось на Англию» и «притесняло другие югославские народы». Германское командование надеялось вызвать у хорватов, македонцев, населения Боснии антисербские настроения – что им с блеском и удалось.

Александр Усовский

Меня зовут Александр Валерьевич Усовский. Родился 9 апреля 1968 года на Полесье, в Белоруссии – которая нынче сделалась Беларусью. Окончил исторический факультет Белорусского государственного университета, причем учился с 1985 по 2004 годы – такая вот была лютая тяга к знаниям… Свободно владею польским, французским, немного венгерским, понимаю по-чешски и по-словацки. Пишу книги с 2005 года, и останавливаться пока не намерен. Раньше ваял историческую публицистику, сейчас занят беллетристикой – прежде всего, историческими романами, сказывается образование. Буду рад, если мои книги принесут пользу – хотя бы в плане не напрасно потраченного времени.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *