призрак

I. ИСХОДНЫЕ ДАННЫЕ

В середине июля 1944 война объединённой  Европы против Советского Союза вплотную приблизилась к закономерной развязке. Группа  армий “Центр” перестала существовать в качестве оперативно – стратегической группировки. Операция “Багратион” обеспечила окончание войны НЕ ПОЗДНЕЕ первой половины 1945. Захваченные Коневым и Рокоссовским плацдармы на Висле означали скорую и неминуемую смерть гитлеровского  Евросоюза-1.

Но окончание “Багратиона” оказалось ЗАГАДОЧНЫМ.

Коротко напомню. 2-я танковая армия 1-го Белорусского фронта в 20-х числах июня по приказу Ставки нанесла странный и СОВЕРШЕННО НЕЛОГИЧНЫЙ удар из района Люблина в направлении северной оконечности Варшавы. Странностей было  МНОГО.

1. Операция  двух (3-го и 8-го) наших танковых корпусов проводилась в ситуации (третья декада июля 1944), связанной с АБСОЛЮТНОЙ НЕВОЗМОЖНОСТЬЮ истребительного прикрытия наступающих на Варшаву танковых колонн.

2. Не было и возможности нормально подключить к наступлению штурмовую авиацию 1-го Белорусского фронта.

3. Разумеется, коммуникации наших танкистов были неприемлемо растянуты в ходе “Багратиона”, что было совершенно понятно, но это не помешало Ставке принять решение о начале операции.

4. Авиаразведка восточнее Варшавы если и велась, то без особых результатов, но операция ВСЁ РАВНО БЫЛА НАЧАТА.

5. Соответственно, состав противостоящей нам немецкой группировки  былл неясен как Ставке, так и Рокоссовскому.

6. В наступлении мы задействовали  войска, о состоянии и возможностях которых противник знал практически всё.

7. Целью операции был плотно застроенный северный район Варшавы, в котором 3-й и 8-й ТК неизбежно должны были полностью или или почти полностью потерять подвижность и повторить судьбу  3-й танковой армии Павла Семёновича Рыбалко в Харькове.

8. Возможное появление наших танков на улицах северной Варшавы ставило перед Сталиным, Василевским и Рокоссовским вопрос “ЧТО ДАЛЬШЕ” и ответ на этот вопрос В АВГУСТЕ СОРОК ЧЕТВЁРТОГО НЕ ВООБЩЕ НИКАК НЕ  ПРОСМАТРИВАЛСЯ.

Ви хочете пояснений? :-) Их есть у меня :-)

II. КОММЕНТАРИИ

Во-первых, авиация Рокоссовского базировалась в основном на полевых аэродромах в районе Ковеля или восточнее. Пытаться вести  оттуда нормальную авиаразведку (а уж тем более – эффективно работать по немецким аэродромам и немецким войскам) в районе Варшавы было практически невозможно. В первой части моего текста я указывал на несколько  сохранившихся (что лично для меня ОЧЕНЬ удивительно!) в ходе “Багратиона”  грунтовых полос в районе Берёзы и Ивацевичей, но и оттуда авиация 1-го Белорусского фронта в конце  июля 1944  никак не могла содействовать операциям наших  танкистов  в районе Варшавы.

Во-вторых, на Варшаву наступала наша группировка, СОСТАВ И СОСТОЯНИЕ КОТОРОЙ БЫЛИ ДЕТАЛЬНО ИЗВЕСТНЫ ПРОТИВНИКУ. О чём я? Да о том, что 3-й и  8-й танковые корпуса наступают на Варшаву В КОНЦЕ ИЮЛЯ, а В СЕРЕДИНЕ ИЮЛЯ все бригады этих корпусов были втянуты в бои за Люблин и Брест. Сооветственно, немецкая тактическая разведка знала об этих соединениях ВСЁ, вплоть до фамилий командиров батальонов и наличия (и отсутствия) запасных частей и агрегатов.

В третьих, я уверен, что  в нашем  Генеральном штабе (да и в штабах фронтов) ВСЕ ДЕТАЛЬНО ПОМНИЛИ  разгром нашей 3-й танковой армии в феврале-марте 1943. На всякий случай напомню.  Тогда Ставка, недооценив “послесталинградского” противника дала добро в ввод в район Харькова войск Павла Семёновича Рыбалко, которые вынуждены были действовать в условиях (сплошная промышленная и гражданская застройка), в которых их ПОДВИЖНОСТЬ была близкой к нулю. Контрудар фон Манштейна напомнил Ставке о проклятых котлах 1941 и 1942 годов:  Харьков был потерян, а огромной ценой вышедшая из окружения 3-я ТА просто была “СНЯТА С ДОСКИ” – её пришлось переформировывать в общевойсковую.

III. И ТЕМ НЕ МЕНЕЕ….

И тем не менее в середине июля Ставка принимает удивительное (во ВСЕХ отношениях)  решение о танковом – опять танковом! – ударе в направлении северной Варшавы, которая в оперативном отношении была копией Харькова-43, то есть ЛОВУШКОЙ для механизированных войск.

IV. ВТОРОСТЕПЕННАЯ ПРИЧИНА

Нет сомнения, что разгром немцев в операции “Багратион” способствовал тому, что наши штабы оперативного звена, да и Ставка прониклись НАСТРОЕНИЯМИ КОНЦА ВОЙНЫ: “пора немцам снимать сапоги и разбегаться”. Ветераны, преподававшие в моей alma mater рассказывали об этих настроениях лета 1944 года просто и ясно: ” ТЕПЕРЬ уже ВСЕ были уверены, что Победу мы не упустим и через полгода будем в Берлине, а может и ещё дальше”.

Начальники штабов и начальники оперативных отделов штабов – люди.

Ничто человеческое им не чуждо.

В ТОМ ЧИСЛЕ И НЕДООЦЕНКА ПРОТИВНИКА.

Так было и так будет всегда.

V. ГЛАВНАЯ ПРИЧИНА (ГИПОТЕЗА)

Опять-таки на всякий случай напомню результат нашего июльского танкового удара в направлении северной оконечности Варшавы. 1 августа наступающий 3-й танковый корпус Николая Денисовича Веденеева был отрезан от остальных войск 2-й танковой армии: дивизия “Герман Геринг” и прекрасно укомплектованная 4-я танковая дивизия, о которой наша разведка НЕ ЗНАЛА ПРАКТИЧЕСКИ НИЧЕГО (причины – см. выше) нанесли удары по сходящимся направлениям. Это было окружение. В чистом виде. На следующий день, 02.08.1944, ценой огромных (осенью оба корпуса пришлось выводить в тыл на переформирование) потерь другого танкового корпуса – 8-го гвардейского – командующий 2-й ТА Алексей Иванович Радзиевский пробил коридор к своим окружённым танкистам.

 Веденеева выручили, но фактическая цена вопроса была запредельной: 2-я танковая ПЕРЕСТАЛА СУЩЕСТВОВАТЬ В КАЧЕСТВЕ УДАРНОЙ ГРУПИРОВКИ.

Вот теперь изложу свою гипотезу. Предупреждаю сразу: конспирологии НЕ БУДЕТ.

Значит. Нет никаких сомнений что с победным окончанием “Багратиона” Сталина и Василевского волновал в ПЕРВУЮ очередь ПОСЛЕВОЕННЫЙ МИР.

Каким он будет? Что ждёт нашу страну после Победы, которая летом сорок четвёртого была уже ясна? Да, для восстановления разрушенной страны потребуются чудовищные усилия. 

Но мы справимся. Мы поднимем страну из руин, отменим карточки, переведём сотни заводов на выпуск гражданской продукции – всё так. Но будет ещё одна сложнейшая задача: СОЗДАТЬ СИТУАЦИЮ, В КОТОРОЙ ПОВТОРЕНИЕ 1941 ГОДА БУДЕТ НЕВОЗМОЖНО.

У меня лично нет никаких сомнений в том, что и Сталин и Василевский считали это своей ЗАДАЧЕЙ НОМЕР ОДИН.

На развалинах гитлеровского Евросоюза предстояло выстроить такую военно-политическую структуру, которая НАВСЕГДА ИСКЛЮЧИТ возможность войны в восточной Европе.

Уже тогда, в 1944, ЕДИНСТВЕННЫЙ СПОСОБ создания этой структуры был абсолютно ясен: Польша должна была превратиться в ДРУЖЕСТВЕННОЕ Советскому Союзу государство.

Сталин это осознавал не в 1944, а раньше.

Поэтому подготовка создания будущего правительства социалистической Польши началась раньше, чем детализация плана операции “Багратион”. Я думаю, Зыгмунд Берлинг и Михал Роля-Жимерский начали (оговорюсь – каждый по-своему, но это уже другой вопрос) серьёзно думать о будущем правительстве Польши ещё в 1943 году.

Всё остальное вы понимаете и без меня: во второй половине июля 1944 Сталин и Василевский мыслили НЕ ВОЕННЫМИ, А ПОСЛЕВОЕННЫМИ категориями, и БУДУЩАЯ внешняя безопасность послевоенного СССР стала главным (Василевский так и назвал свою книгу – “Дело всей жизни”) делом жизни этих двух совершенно разных людей. Я уверен, что всё это склонило сталинскую стрелку весов с “нет” на “да” в вопросе об ударе войск 2-й танковой армии на Варшаву в конце июля 1944.

Общая схема сталинского “добра” на ОШИБОЧНОЕ выдвижение танковых корпусов Радзиевского  в направлении Варшавы выглядела ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО так:

1. у нас нет конкретных данных о противостоящей немецкой группировке вследствие невозможности (негде базироваться – это было ясно и понятно) нормальной работы нашей разведывательной авиации.

2. после катастрофы в Белоруссии противник скорее всего не сможет сконцентрировать КОНТРУДАРНУЮ группировку в районе Варшавы.

3. появление наших танков и пехоты в Варшаве ЛЕТОМ СОРОК ЧЕТВЁРТОГО автоматически означает, что поляки, выжившие в нечеловеческих условиях гитлеровской оккупации, АВТОМАТИЧЕСКИ поддержат СВОИХ политических деятелей, сориентированных на ПОСЛЕВОЕННЫЙ союз Польши и СССР.

VI. POST FACTUM

Послевоенная жизнь поставила всё на свои места. Польша стала союзником СССР, а оперативный кризис 1 августа 1944 был забыт. Социалистическая Польша стала хорошо развитой индустриальной страной, но наступили позднебрежневские, а вскоре и горбачёвские времена – и поляки с некоторой :-) помощью Кремля быстро выяснили: нет, это НЕ ПОЛЬСКИЙ путь.

Польский путь – в строю второсортных участников Евросоюза-2.

А о существовании (потеря 35% населения) Польши в составе Евросоюза-1 надо забыть.

Забыли. Быстро забыли.

Польская память исчезла.

Не исчезли только могилы. Неизвестные и известные могилы солдат и офицеров 2-й танковой армии, погибших летом сорок четвёртого за ПОСЛЕВОЕННОЕ БУДУЩЕЕ польского народа.

Иван Байернов

Минск 2020

Text.ru - 100.00%
усовский

Парашюты над Вислой: https://litres.de/aleksandr-usovskiy/parashuty-nad-visloy/

Аудио-версия романа: https://litres.de/aleksandr-usovskiy/parashuty-nad-visloy-50715190/