Харьковский призрак в районе Варшавы.

Опера в трёх действиях с двумя интермеццо и эпилогом. Либретто И. Байернова по мотивам народного эпоса “Эндшпиль капитана Савушкина. Тяжелофигурное окончание операции «Багратион”

atto primo. Вопрос: варшавское восстание 1944 – повтор сентября 1939 года?

Харьковский призрак в районе Варшавы.

Ответ: Да, безусловно. Три великих стратега – Рыдз-Смиглы, Мостицкий и Юзик Бек – убедили польскую нацию в том, что оперативно-стратегическое преимущество в войне против Гитлера будет на стороне поляков. Как убедили? Элементарно: сразу после вторжения в Польшу Гитлер тут же получит активные операции французов и англичан на своих западных границах и вот тогда-то храбрые жолнеры быстро дойдут до Одера, а там и Берлин недалеко.

В 1944 польские военные мысли были ТАКИМИ ЖЕ.

Это удивительно, но это именно так.

Война ничему не научила лондонских эмигрантских стратегов Речи Посполитой! Захват Рокоссовским и Коневым плацдармов на Висле и появление восточнее Варшавы 2-й танковой армии позволил этим олухам УБЕДИТЬ САМИХ СЕБЯ в том, что немцы просто ОБЯЗАНЫ срочно (бегом! кто не успеет – останется в русском котле…) вывести из района Варшавы ВСЮ (ни больше ни меньше!) свою группировку, противостоящую войскам Рокоссовского.

Из Лондона, конечно, виднее :-)

Но вернёмся к нашим баранам. То есть к оперативной обстановке восточнее Варшавы.

Свеженазначенный начальник штаба сухопутных войск – а это был всего-навсего Гудериан собственной персоной – СРАЗУ ПОНЯЛ, что от него очень ждут сдачи Варшавы. Ибо это просто и очень практично. Отдать развалины, но спасти войска. Зер гут. Ну а мы не будем делать то, чего от нас ждут наши враги.

И “быстроходный Хайнц” решает: думать нечего, будем концентрировать НЕ ОБОРОНИТЕЛЬНУЮ, А УДАРНУЮ группировку для неожиданного контрудара по приближавшимся к Варшаве танковым корпусам Радзиевского.

И это у него получилось очень здорово и быстро.

P.S.разумеется, лично Хайнцу в очередной раз повезло! Не ЕГО усилиями, а усилиями Хойзингера, Цейтцлера и Моделя катастрофа вермахта в Белоруссии завершилась не выходом наших войск на Одер и не появлением наших танков в Шлёнске и Моравии, а всего лишь осенне-зимним “стоянием на Висле”.

Этот оперативный успех немцев история навсегда вписала в послужной список Гудериана и не вырубить его оттуда даже русским топором.

atto secondo. Вопрос 2: а если совпадений больше двух?

Тезисы:

а) варшавское восстание безусловно было спланировано эмигрантским “польским” “правительством” в Лондоне;

б) варшавское восстание безусловно было ОПЕРАТИВНЫМ ПОДАРКОМ Гитлеру: “пространство решений” ударной группировки Рокоссовского – 2-й танковой армии Радзиевского – было сведено к двум вариантам:

– втянуться в район Варшавы и подставить свои растянутые в ходе “Багратиона” коммуникации под фланговые удары немцев;

– или остановиться на Висле, дать Гудериану оперативную паузу и “согласиться” на восстановление развалившегося в ходе “Багратиона” немецкого фронта.

Оказавшись перед необходимостью ТАКОГО выбора, Ставка допустила грубейшую ошибку – решила не выбирать одну из альтернатив, а изобрести промежуточное решение.

Скрестить ежа и ужа.

Получилось полтора фута колючей проволоки.

Но об этом – чуть ниже.

в) варшавское восстание безусловно было начато с личного разрешения Черчилля, очень жёстко контролировавшего все действия “польского” эмигрантского “правительства”.

***

В сухом остатке:

В августе сорок четвёртого чудесным образом совпали:

– интересы командования немецких сухопутных войск с интересами английской политической элиты, стремившейся НЕ ДОПУСТИТЬ слишком быстрого продвижения наших войск в восточной Европе;

– интересы “лондонских поляков” с интересами державшего их в жёсткой узде Черчилля.

– интересы “лондонских поляков” с интересами Гитлера.

Вследствие этих трёх совпадений и было принято решение о восстании в Варшаве.

Было понятно, что населением Варшавы придётся пожертвовать.

Ну да и ладно. “Польские бабы ещё нарожают” – решил Черчилль.

Черчилль был как всегда :-) прав.

усовский

INTERMEZZO 1

 АВГУСТ 1944: ХАРЬКОВСКИЙ ПРИЗРАК ВОССТАЁТ ИЗ АДА

31 января 1943 года горемычный генерал-фельдмаршал Фриц Паулюс вошёл в кабинет генерала Шумилова и стал военнопленным. Для объединённой Гитлером Европы (Евросоюза версии 1.0 ) это означало, что задача “выиграть по очкам” ОКОНЧАТЕЛЬНО ЗАМЕНЕНА задачей “проиграть, но не нокаутом”.

Дальше всё было в лучших традициях военного искусства: не исполнителя подобрали под задачу, а задача сама выбрала себе исполнителя. Кого? Естественно, фон Манштейна, кого же ещё.

Фон Манштейн начал решать зту задачу имея на руках роскошный подарок от Сталина и Василевского – Ставка в декабре 1942 удивительным образом отказалась от опаснейшего для ВСЕХ НЕМЕЦКИХ ВОЙСК удара в общем направлении на Ростов.

Дело тут даже не в том, что появление наших танков в Ростове СРАЗУ ставило 1-ю танковую и 17-ю армии в абсолютно безнадёжное положение. А в том, что уничтожение южного крыла немецкого фронта автоматически создавало идеальную конфигурацию для разгрома гитлеровских войск И НА ЦЕНТРАЛЬНОМ направлении. И вот тогда окончание войны НЕ В СОРОК ПЯТОМ, А В СОРОК ЧЕТВЁРТОМ году становилось реальностью.

Но Ставка решила по-другому.

И провела операцию “Кольцо”

По сути дела, это был добровольный отказ нашего командования  от РЕАЛЬНЕЙШЕЙ возможности освобождения северного Кавказа, нижнего Дона и левобережной Украины ранней весной 1943.

“Имеющий преимущество обязан атаковать, иначе он потеряет своё преимущество” – правило без исключений.

Если у меня убойная атака, а я озабочен в основном тем, как бы побыстрее  съесть никчемную  пешку, которую запросто можно взять и попозже – что будет? Правильно. Я буду наказан.

Наказание последовало в феврале-марте сорок третьего. В ходе знаменитой Харьковской встречной операции  Ставка допустила серьёзный оперативный просчёт, дав согласие на ввод в район Харькова целой танковой армии – 3-ей. Разумеется, танковые соединения, втянувшиеся в большую агломерацию теряют подвижность В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ; это было очевидно и для обоих (Василевский и Жуков) представителей Ставки, курировавших операцию и конечно для самого Павла Семёновича Рыбалко.

Но недооценка противника сделала своё дело: “немцы после Сталинграда уже не те, берём Харьков силами 3-й танковой, плюс задействуем одну-две общевойсковые армии и всё будет как надо”.

Спланированный штабом фон Манштейна оперативно-стратегический контрудар Германа Гота последовал в нужное время в нужном месте, II танковый корпус SS без особых проблем перерезал коммуникации наших танкистов, полностью окружённый Харьков был быстро потерян, наши ТОЛЬКО БЕЗВОЗВРАТНЫЕ потери составили более 100 000 солдат и офицеров, а потери гражданского населения Харькова никто не считал. И не пытался считать, ибо занятие это АБСОЛЮТНО бессмысленное.

А чудом (и огромной ценой!) ушедшую из харьковского котла 3-ю танковую армию пришлось переформировывать из танковой в общевойсковую. Главной причиной этого разгрома стала, разумеется, именно  ПОТЕРЯ ПОДВИЖНОСТИ войск Рыбалко, волей Ставки оказавшихся в районе плотной харьковской  промышленной и гражданской застройки.

ТАНКОВЫМ ПОЛКАМ И БРИГАДАМ НЕ МЕСТО В ГОРОДЕ.

Теперь это поняли все.

А навсегда поняли?

Нет. Не навсегда.

***

Прошло полтора года и война вернулась туда, откуда она пришла – в объединённую гитлеровскую Европу, уже трещавшую по швам. В операции ” Багратион” немцы потеряли ВСЮ группу армий “Центр”, на левом берегу Вислы Конев и Рокоссовский захватили отличные плацдармы – и вот здесь лондонское ” польское” “правительство” смогло убедить своего куратора Черчилля в том, что немцы просто обязаны испугаться и быстро-быстро вывести свою группировку из района Варшавы, а когда немцы уйдут – берём столицу под свой контроль и вот она,  власть в наших руках!!

Черчилль подумал – и поверил. Почему бы нет? Начинайте ваше восстание, панове, Берите Варшаву под ваш контроль. Флаг вам в руки и ни в чём себе не отказывайте.

С самого начала всё пошло наперекосяк, а именно – гитлеровцы никак не понимали :-) почему это поляки решили, что немцам надо убираться из Варшавы. Такая вот незадача.

Здесь надо сказать, что подготовка варшавского восстания шла под плотным агентурным контролем РСХА. Того самого РСХА, в котором Штирлиц служил. Ну и абвер присматривал за Варшавой.

Это позволило заслуженному палачу Евросоюза-1 фон дем Баху объяснить варшавянам, что:

– не всё так просто;

– никакого желания уходить из Варшавы у немцев нет и не предвидится.

Объяснял он так, что прекрасно информированный о польских делах Сталин ВЫНУЖДЕН был задуматься о том, что надо хоть как-то помочь истекающей кровью Варшаве.

Из всех вариантов решения этого вопроса Ставка избрала наихудший: 3-й гвардейский танковый корпус 2-й танковой армии Радзиевского был нацелен на северную оконечность Варшавы. Предместья Варшавы – район плотной жилой застройки.

Ставка наступила на ТЕ ЖЕ грабли, что и в Харьковской операции 1943 года!!

1-го августа 1944 года двумя фланговыми ударами дивизии “Герман Геринг” и 4-й танковой дивизии немцы отрезали наступавший корпус от остальных войск Радзиевского.

Призрак харьковского разгрома 1943 восстал из ада и материализовался северо-восточнее Варшавы.

***

Ценой серьёзнейших (осенью гвардейцев пришлось вывести в тыл на переформирование) потерь другого танкового корпуса – 8-го гвардейского –  Алексей Иванович Радзиевский 2 августа пробил коридор для окружённых накануне танкистов. А уже 3 августа АБСОЛЮТНО ВСЕ поняли: ПРОДОЛЖЕНИЕ АКТИВНЫХ ОПЕРАЦИЙ В РАЙОНЕ ВАРШАВЫ НЕВОЗМОЖНО. Разумеется, первыми это поняли Рокоссовский, Радзиевский и возможно Сталин.

—-

Мораль? Мораль простейшая: история учит только тому, что она никого ничему не учит. Dixi.

INTRMEZZO 2

ДИАЛОГ МЕЖДУ ИСТОРИКОМ И ИВАШКОЙ БАЙЕРНОВЫМ

Историк: – Пожалуй, твоя “схема сборки” событий конца июля и начала августа 1944 – довольно-таки простая и понятная. Но ты лихо ушёл от главного вопроса…

Ивашка: – От вопроса о том, ПРЕДСТАВЛЯЛА ЛИ КАКУЮ-ЛИБО ОПЕРАТИВНУЮ ЦЕННОСТЬ готовящаяся к восстанию Варшава?

Историк: – Да. Могу сформулировать этот вопрос точнее, но длиннее. Вот ты говоришь, что ваш белорусский  писатель Александр Усовский указывает на возможность задействования В КОНЦЕ ИЮЛЯ 1944 на подходе к  Варшаве не только 2-й танковой, но и 28-й армии. В этой раскладке контрудар немцев 1 августа по коммуникациям Радзиевского запросто мог оказаться НЕ ТАКИМ УСПЕШНЫМ, каким он получился в Реальности  – и тогда Т-34 и ИС-2 в центре  Варшавы В АВГУСТЕ СОРОК ЧЕТВЁРТОГО! Что скажешь?

Ивашка: – Скажу, что Усовский прав. Захват на Висле плацдарма, включающего Варшаву – это был бы выдающийся оперативный успех Рососсовского и Радзиевского. Но вот риск И В ЭТОМ ВАРИАНТЕ был запредельным. На грани безумия.

Историк: – Вследствие того, что ВСЯ немецкая группировка ИМЕННО ТОГДА была развёрнута как раз для удара ИМЕННО ПО КОММУНИКАЦИЯМ ПРОТИВНИКА, НАСТУПАЮЩЕГО НА ВАРШАВУ.

Ивашка: – Да! И это были свежие, отлично укомплектованные войска. Достаточно посмотреть на 4-ю танковую дивизию. А про “Герман Геринг” и без меня ясно, это была элита вооружённых сил. Но дело не только в этом.

Историк: – Авиация.

Ивашка: – Так точно. Усовский недавно подсказал мне кое что: несмотря на жуткий разгром в операции “Багратион” немцы в августе 1944 оборзели настолько, что успешно применяли (это невероятно, но это ТАК!) в районе Варшавы Ju-87 и He-129, которые Александр Валерьевич совершенно справедливо называет летающими учебными мишенями.

Историк: – Вот с этого момента давай поподробнее.

Ивашка: – Наглость немецкая осталась безнаказанной.

Историк: -??

Ивашка: – По причине отсутствия в варшавском небе наших истребителей.

Историк: – Как это получилось?

Ивашка: – А вот так. Базирование наших Ил-2 и истребителей – разумеется, на полевых аэродромах. В основном – в районе Ковеля. Или ещё восточнее. Пытаться дотянуться ОТТУДА до района Варшавы – это как добывать калийную соль штык-ножом. Эстетично, но бесполезно. Вот и представь себе наступательную операцию, приводящуюся в условиях, когда в небе – ТОЛЬКО ВРАЖЕСКИЕ самолёты.

Историк: – Немыслимо.

Ивашка: – Про что и речь.

Историк: – А поближе к Варшаве вообще ничего подходящего для Ил-2 и истребителей не было?

Ивашка: – Вообще ничего. Пару-тройку ЧУДОМ сохранившихся в ходе “Багратиона” хреновых грунтовых полос в районе Слонима-Берёзы- Ивацевичей можно вообще не принимать во внимание. Где Ивацевичи и где Варшава…

Историк: – Таким образом, ВСЯ историческая и неисторическая литература на тему “Рокоссовский в августе 1944 года мог помочь варшавским повстанцам” подлежит безусловной сдаче в макулатуру.

Ивашка: – И вопрос об “ОПЕРАТИВНОЙ ЦЕННОСТИ  ВАРШАВЫ” в конце лета 1944 подлежит сдаче туда же.

—–

***

atto tre. Вопрос: могло быть и хуже?

Лично мой ответ: да, могло.

Вернёмся в начало августа 1944.  Рискованный (если не сказать – авантюрный), отчаянно безбашенный  удар 3-го  танкового корпуса 2-й танковой армии Радзиевского в общем направлении на Варшаву остановлен 1 августа 1944 – дивизия “Герман Геринг” и 4-я танковая дивизия ударами по сходящимся направлениям отрезали корпус от остальных войск нашей группировки. Это было ОКРУЖЕНИЕ, на следующий день ценой тяжёлых потерь другой танковый корпус – 8-й – выручил своих, но БЫЛИ ВАРИАНТЫ. Много вариантов.

Я ограничусь одним.

Выше мы уже выяснили, что принятое Ставкой в июле решение об ударе 3-го гвардейского танкового корпуса в направлении северных предместий Варшавы было грубым оперативным просчётом нашего высшего командования.

Но ошибка ошибке рознь. Большая рознь.

А уж ИСПОЛНЕНИЕ ОШИБОЧНОГО РЕШЕНИЯ ВЫШЕСТОЯЩЕГО ШТАБА – это диапазон ОГРОМНОГО размера. Это я по своей службе очень хорошо знаю.

***

Это лично моё мнение, но я уверен: Алексей Иванович Радзиевский просто договорился с Рокоссовским о таком ВАРИАНТЕ ИСПОЛНЕНИЯ  ошибочного решения Ставки об ударе в направлении северной Варшавы, при котором ПОЛНОЙ КАТАСТРОФЫ МОЖНО БУДЕТ БЫСТРО ИЗБЕЖАТЬ

Это и было сделано. Коридор к своим окружённым войскам Радзиевский пробил СРАЗУ (02.08.1944) – на следующий день  после того, как немецкая ловушка для 3-го  ТК сработала.

Почему это у нас так здорово получилось?

Да потому, что командир 3-го ТК Николай Денисович Веденеев совершенно не горел желанием оторваться от основных сил Радзиевского, втянуться в кварталы варшавской городской застройки и там повторить судьбу бедолаги Паулюса.

А если бы темп продвижения Веденеева был выше – ВОТ ТОГДА могло быть и по-другому!  Этот вариант мы разбирали выше и смысл его простейший: выручать УЖЕ ВОШЕДШИЙ в район городской застройки танковый корпус было бы НЕИЗМЕРИМО СЛОЖНЕЕ.

Но призрак харьковского разгрома 1943 года материализовался северо-восточнее Варшавы только на один день – 1 августа. Призраки – ребята непредсказуемые. Быстро появляются, но и исчезают тоже быстро.

—-

Эпилог. БУР.

ПРАВДА, ТОЛЬКО ПРАВДА И НИЧЕГО КРОМЕ ПРАВДЫ.

1. Участник Олимпийских игр в Париже (1924) и Берлине (1936) граф Тадеуш Коморовский, известный нам как Бур, был умным, блестяще подготовленным (Академия Франца-Иосифа в Вене) и ОЧЕНЬ ОПЫТНЫМ офицером оперативного звена. Именно это предопределило решение “польского” эмигрантского “правительства”: назначить Бура главным руководителем варшавских повстанцев. Безусловно это решение польский “премьер-министр” Миколайчик согласовал со своим куратором и кормильцем – Черчиллем.

2. Отличное оперативное мышление Бура позволило ему точно оценить развитие событий конца июля 1944: в ходе “Багратиона” Рокоссовский неприемлемо растянул свои коммуникации, бои в районе Люблина стоили 2-я танковой армии около сотни танков, тылы отстали. Бойцы Армии Крайовой смотрели в солнечное варшавское небо и не видели там ни одного советского самолёта. Было понятно, что у Рокоссовского ПРОСТО НЕТ аэродромов базирования, с которых можно пытаться нормально работать по немецким войскам, сосредоточенным севернее и восточнее Варшавы.

К ИСХОДУ ИЮЛЯ 1944 ЛЮБЫЕ ОПЕРАЦИИ СОВЕТСКИХ ВОЙСК В РАЙОНЕ ВАРШАВЫ БЫЛИ НЕМЫСЛИМЫ.

Разумеется, лучше всех это понимали два человека – Рокоссовский и Бур.

Это означало только одно: начало восстания в Варшаве придётся отложить.

И вот здесь произошло событие, которое лично мне хочется назвать ВТОРЫМ ЧУДОМ НА ВИСЛЕ (копирайт сами знаете чей): Бур НАЧАЛ восстание!

3.С самого первого (01.08.1944) дня восстания положение варшавян было безнадёжно, ибо в варшавском небе были только немецкие самолёты, а наступавший в направлении северной оконечности Варшавы 3-й танковый корпус в этот же день был двумя фланговыми ударами отрезан от остальных советских войск и понёс тяжелейшие потери, оставив немцам полторы сотни подбитых, сгоревших, а также исправных танков без капли горючего в баках.

Всё дальнейшее детально известно и без меня: восставшие были уничтожены полностью, потери гражданского населения Варшавы составили ТОЛЬКО УБИТЫМИ более 200 000 человек, а Бур, разумеется, остался в живых и даже ранен не был.

4.Итак, почему Бур НЕ ОТЛОЖИЛ начало восстания?

“Внешнюю” причину я уже изложил в начале этого текста. Повторюсь: “министры” “правительства” Миколайчика смотрели на карту, видели формирующиеся Магнушевский и Сандомирский плацдармы и убеждали самих себя: под угрозой очередного котла немцы ДОЛЖНЫ (именно так!) вывести свои войска из района Варшавы.

То есть эти ребята понимали обстановку с точностью до наоборот.

Это ясно и в комментариях не нуждается.

А Бур?

Он-то видел обстановку не из Лондона, а на месте… В чём дело? Что заставило этого человека начать боевые действия, которые могли завершиться ТОЛЬКО УСПЕХОМ ПРОТИВНИКА?

Ответить на этот вопрос не так уж сложно.

Объяснение безумного поступка Бура надо искать НЕ В ОПЕРАТИВНОЙ СИТУАЦИИ. Бур был великолепным профессионалом и никакие оперативно- тактические колебания советско-германского фронта не могли вывести его из равновесия. А вот ЧИСТО ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОБЫТИЕ, ПРОИЗОШЕДШЕЕ ЗА 10 ДНЕЙ ДО ФАКТИЧЕСКОГО НАЧАЛА ВОССТАНИЯ повлияло на пана генерала ФАТАЛЬНЫМ образом!

20 июля Сталин, Берлинг и Михал Роля-Жимерский завершили формирование Польского Комитета народного освобождения – будущего правительства БУДУЩЕЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ПОЛЬШИ.

Это МГНОВЕННО превратило генерала Коморовского из командира в политика!

В конце июля 1944 Армия Крайова НЕ ТОЛЬКО НЕ МОГЛА (по “внутриармейским” причинам), НО И НЕ ХОТЕЛА допустить коммунистов к активному участию в варшавских событиях! Значит – НАЧИНАЕМ ПРЯМО СЕЙЧАС И ТОЧКА!

Так Бур ОСОЗНАННО ПОЖЕРТВОВАЛ двумястами тысячами гражданских варшавян. Стариков. Женщин. Детей.

Не пожалел.

Мораль? Мораль простейшая: политика и совесть ПРИНЦИПИАЛЬНО НЕСОВМЕСТИМЫ даже в случае, если дело касается очень умного и талантливого лидера.

Иван Байернов

Минск

2020

Парашюты над Вислой: https://litres.de/aleksandr-usovskiy/parashuty-nad-visloy/

Аудио-версия романа: https://litres.de/aleksandr-usovskiy/parashuty-nad-visloy-50715190/

Читайте также:

Добавить комментарий