Однажды Москву уже полностью закрывали на карантин – ровно 60 лет назад

ссср карантин

Москва уже переживала вспышку смертельной и весьма заразной болезни и сумела подавить её с применением беспрецедентных организационных мер. Тогда, правда, проблема не имела всемирного масштаба, когда опасность угрожает буквально со всех сторон. Речь об эпидемии чёрной (натуральной), оспы, которая вспыхнула 60 лет назад – в 1959–1960 годах. Её завёз в СССР всего один человек, побывавший в Индии. В течение короткого времени власти провели вакцинацию 5 559 670 москвичей и более 4 млн жителей Подмосковья.

Напомним, оспа – высокозаразная вирусная инфекция, одна из форм которой имеет, по некоторым данным, смертность до 90%. Правда, традиционные оценки смертности умереннее и говорят о 20–40% летальности, что, разумеется, тоже очень много. Ещё в XVIII веке от натуральной оспы в России умирал каждый седьмой ребёнок. Фактически всеобщую вакцинацию от неё ввели после 1917 года, хотя массово делать прививки от этой болезни стали ещё в начале XIX века. К 1936 году болезнь была ликвидирована в СССР.

В 1959 году 53-летний художник, автор агитационных плакатов Алексей Кокорекин поехал в Индию. Перед этим он, согласно правилам, должен был сделать прививки от ряда болезней, распространённых в странах азиатского региона. По каким-то причинам художник этого не сделал и смог поставить отметку о вакцинации фиктивно. Кокорекин проехал по Индии, помимо всего прочего, поучаствовав в ритуале сожжения тела умершего и купив на распродаже одну из вещей покойного – ковёр. В декабре 1959 года художник вернулся в Москву на сутки раньше, чем обещал жене. Ночь он провёл у любовницы, которой отдал часть привезённых из Индии подарков, оставшиеся на следующий день вручил своей благоверной. Тем же вечером Кокорекин почувствовал себя неважно, и на скорой помощи его доставили в больницу. Там сочли, что у него тяжёлая форма гриппа, и лечили от него, несмотря на проявлявшиеся на теле подозрительные симптомы. Закончилась болезнь для Кокорекина максимально не лучшим образом, и оспу у него определили уже в тот момент, когда по факту лечить его уже не было никакой необходимости и, более того, возможности.

А.Веременко/РИА Новости
А.Веременко/РИА Новости

Всё инфекционное отделение больницы попало под карантин, потом он распространился и на всё учреждение, так как у врача, который лечил Кокорекина, и даже у соседа по палате, а также у медсестры тоже нашли оспу. КГБ начал отслеживать контакты Кокорекина, нашёл не только жену, но и любовницу. Как выяснилось, обе, получив подарки, отнесли их в комиссионные магазины, обменяв на деньги. Вскоре в Москве были обнаружены ещё несколько больных оспой. Об этом доложили руководству страны. Для локализации вспышки были задействованы силы КГБ, МВД, Советской армии, Минздрава и других ведомств. Расследование показало, что «нулевой пациент» до попадания в больницу успел пообщаться с уймой людей, которые могли распространить инфекцию по городу. Каждый из них мог стать источником распространения инфекции. Для того чтобы снять с рейса и госпитализировать одного из знакомых художника, который в тот момент уже летел рейсом «Аэрофлота» в Париж, самолёт развернули прямо в воздухе, а всех, кто был на борту, отправили на карантин. Отслеживание людей, с которыми контактировал Кокорекин, и их собственных контактов, привело к госпитализации сотен человек. Одна знакомая Кокорекина преподавала в вузе и как раз принимала экзамены у студентов – на карантин отправили всех, кто был на занятиях в те дни.

В итоге на карантин закрыли всю Москву, отменив железнодорожное и авиационное сообщение, перекрыв автодороги. Привито было всё население Москвы и области, такого в мире ещё не было. Последний выявленный больной – отголосок этой вспышки – был зарегистрирован 3 февраля 1960 года. Эпидемия обернулась всего тремя жертвами, заболели не более 45 человек.

источник

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *